Сэйдж Норткатт объяснил быструю сдачу

Многие болельщики были шокированы тем, насколько быстро сдался восходящая звезда UFC Сэйдж Норткат от треугольника руками из хафгарда на недавнем UFC on Fox 18. Теперь сам боец решил объяснить, что произошло.

Screen-Shot-2016-02-02-at-12.41

Обычно, «arm triangle» из хафгарда не такой плотный удушающий, как, скажем, из сайд контроля или маунта. Так что многие были удивлены, что Норткатт вообще сдался из этой позиции.

Видео:

Вот, что говорит о поединке сам Сэйдж:

«Что ж, для начала извиняюсь, если мой голос покажется вам смешным. Я не хочу искать оправданий своему убогому выступлению, но по правде говоря у меня за последние 4 месяца три раза был острый фарингит и проблемы с горлом. Когда я приехал в Нью-Джерси, я был на нескольких антибиотиках. Уже там, за два дня до боя у меня началось обострение и пришлось идти в клинику. Доктора выписали мне еще антибиотиков и прочего. Так что я действительно не могу описать, как я себя чувствовал тогда. Это было ужасно. Очевидно, что я не хочу вылететь из поединка, это не хорошо. Я просто еле дышал там. Я не был самим собой, это был не тот Сэйдж, которого вы обычно можете видеть в октагоне. Даже после 30 секунд, после минуты там я уже не мог дышать. Я чувствовал, будто мои ноги в цементе. Это был не я.»

О ранней сдаче:

«Это не было паникой, я был очень спокоен. Проблема в том, что из-за проблем с дыханием и капы во рту я не обладал той энергией, что обычно. Я дрался в 155 фунтах, во время поединка я весил 170 фунтов. У меня не было той силы. Когда он оказался сверху и надавил плечом мне на горло, я знал, что это еще не классический треугольник руками как из сайд контроля, где он может оказать то давление, но мои челюсти были сжаты и я не могу дышать через нос, я даже не мог нормально дышать в стойке. Вот почему я не мог так же двигаться, так же бить. Я не смог сделать то, что хотел, мое тело просто не слушалось. Было ощущение, что я дышу через соломинку. Так что даже несмотря на то, что это был не лучший захват, мне было настолько тяжело дышать, что он казался таким же плотным, как должен быть.»